Кондратьев Рассказы о Войне

Уважаемый гость, на данной странице Вам доступен материал по теме: Кондратьев Рассказы о Войне. Скачивание возможно на компьютер и телефон через торрент, а также сервер загрузок по ссылке ниже. Рекомендуем также другие статьи из категории «Сборники».

Кондратьев Рассказы о Войне.rar
Закачек 1907
Средняя скорость 2718 Kb/s

Кондратьев Рассказы о Войне

Родился в Полтаве. С первого курса института в 1939 году был призван в армию. Проходил службу в железнодорожных войсках на Дальнем Востоке.

В декабре 1941 года ушел на фронт. В 1942 году стрелковая бригада, в составе которой воевал Кондратьев вела тяжелые бои под Ржевом. Во время них получил первое ранение, был награжден медалью «За отвагу». После окончания отпуска, полученного по ранению, воевал в железнодорожных войсках. Был повторно и тяжело ранен. В госпитале пробыл на излечении полгода, выписавшись инвалидом.

В 1958 году закончил Московский заочный полиграфический институт. Продолжительное время работал художником-оформителем.

Покончил жизнь самоубийством, застрелившись из пистолета, в 1993 году.

Первую повесть — «Сашка» — опубликовал в феврале 1979 года в журнале «Дружба народов». В 1980 году в журнале «Знамя» были напечатаны рассказ «День Победы в Чернове», повести «Борькины пути-дороги» и «Отпуск по ранению».

Библиография

  • Кондратьев В. Л. День Победы в Черново: Повесть // Знамя. — 1980. — № 5. — С. 10-38.
  • Кондратьев В. Л. Будни: Рассказ // Смена. — 1980. — № 9. — С. 22-25.
  • Кондратьев В. Л. Сашка // Кондратьев В. Л. На поле Овсянниковском: Повести, рассказы. — М., 1985. — С. 5-293.
  • Кондратьев В. Л. В те дни под Ржевом: Рассказ // Венок славы. — М., 1985. — Т. 7. — С. 23-48.
  • Кондратьев В. Л. Вечное Ржевское поле // Перспектива-87: Сб. Статей. — М., 1988. — С. 51-59.
  • Кондратьев В. Л. Искупить кровью: Повесть // Знамя. — 1991. — № 12. — С. 33-84.
  • Лазарев Л. И. «А мы с тобой, брат, из пехоты…»: О ржевских повестях и рассказах В.Кондратьева // Лазарев Л. И. Это наша судьба. — М., 1983. — С. 369—391.
  • Кондратьев В. По горячим следам памяти и правды // Неделя. — 1987. — № 50. — С. 11.
  • Кондратьев В. О войне написано не все // Земля рождения, земля судьбы. — М., 1987. — С. 177—198.

КОНДРАТЬЕВ, ВЯЧЕСЛАВ ЛЕОНИДОВИЧ (1920–1993), русский писатель. Родился 30 октября 1920 в Полтаве в семье инженера-путейца. С 1922 жил в Москве. В 1939 поступил в Московский автодорожный институт, был призван в армию, служил на Дальнем Востоке. В 1942–1944 – на фронте, участвовал в тяжелых затяжных боях, в т.ч. под Ржевом, был комиссован после ранения. Работал художником, учился в Полиграфическом институте (факультет художественного оформления печатной продукции).
Поддержка К.М.Симонова помогла Кондратьеву опубликовать свое лучшее произведение – повесть Сашка (1979), сразу выдвинувшую ее автора в ряд ведущих писателей военной тематики. По точному замечанию Симонова, «история Сашки – это история человека, оказавшегося в самом трудном месте и на самой трудной должности – солдатской». Очевидные автобиографические мотивы повести насыщают и последующую прозу Кондратьева 1980-х годов, названную критикой «ржевской» и связанную общностью времени, места (скромное и страшное, реальное и символическое Овсянниковское поле), отдельных героев и сюжетных ходов (повести Житье-бытье, Что было. , Дорога в Бородухино, Селижаровский тракт, рассказы Овсянниковский овраг, Мы подвигов, увы, не совершали. , Будни, На сто пятом километре, На станции Свободный, объединенный с двумя последними повестями общим героем – Андреем Шергиным; Лихоборы и др.). Продолжая художественное исследование особенно близкой Кондратьеву проблемы нравственного состояния человека и общества в период войны, о ржевском немецком лагере для военнопленных и мало отличающемся от него советском фильтрационном лагере рассказывает Кондратьев в повести Борькины пути-дороги (1980), о затемненной и малолюдной Москве 1942 и живых ростках теплого чувства, пробуждающегося в ее холодных стенах, – в повести Отпуск по ранению (1980), о сложной жизни девушек на фронте – в рассказах Женька и Не самый тяжкий день, о радости победы и обманутых надеждах фронтовиков, столкнувшихся в мирной жизни уже в 1945 с молохом бюрократического бездушия – в повести Встречи на Сретенке (1983). Ностальгия по суровым и святым временам фронтовой юности, скорбь о погибших зачастую напрасно, из-за равнодушия, некомпетентности, неумного рвения или хвастливой самонадеянности отдающих приказ; мысль о величии человечности как высшего подвига на войне пронизывает большинство произведений писателя, напряженно и глубоко, при всей сдержанности традиционно-реалистического и «физиологической» скрупулезности натуралистически-детального повествования, размышляющего над судьбами страны, оправданности ее пути и ее жертв, печальной трансформацией ее нравственного облика, синдромах социального разочарования и апатии (роман Красные ворота, 1988, и др.).
Умер Кондратьев в Москве 23 сентября 1993 (покончил жизнь самоубийством).

30.10.1920 — 24.09.1993

Род. в г. Полтава. Учился в Московском архитектурном ин-те (с 1939). Участник и инвалид Великой Отеч. войны.; младший лейтенант. Окончил Московский заочный полиграфический ин-т (1953). Работал художником-оформителем.

Писал с начала 1950-х, но дебютировал только в возрасте 49 лет: повесть «Сашка». — «ДН», 1979, № 2 (предисловие К.Симонова). Автор кн. прозы: Сашка. Повести и рассказы. М., 1981; То же.М., «Современник», 1986; То же. Калининград, «Янтарный сказ», 1997; Селижаровский тракт. М.,»Сов. писатель», 1985; Красные ворота. Повесть, роман. М., 1988; Сороковые. Рассказы и повести. М., «Современник», 1988; Привет с фронта. Повести и рассказы. М., «ХЛ», 1995. Печатался в ж-лах: Женька. Рассказ. — «Знамя», 1985, № 3; Два рассказа. — «Знамя», 1985, № 11. Что было. Повесть. — «Знамя», 1988, № 10; Одна жизнь. Записки старого инженера. — «ДН», 1990, № 12; Искупить кровью. Повесть. — «Знамя», 1991, № 12; Покушение. — «Дядя Ваня», № 6, 1994; Из переписки. — «ВЛ», 1995, № 1 (предисловие А.Когана). Опубликовал пьесу: Бои имели местное значение. М., 1984.

Член СП СССР (1980). Избирался членом правления СП СССР (1986-91), сопредседателем ССП (с 1993), был членом Русского ПЕН-центра, президентом АО «Дом Ростовых» (с мая 1993).

Награжден орденом Отечественной войны 1-й степени, медалями «За отвагу», «За победу над Германией» и др. Премии ж-ла «ДН» (1979), Московского комсомола (1980), «ЛГ» (1989).

Покончил с собою; застрелился.

Цикл «Андрей Шергин»:

«Сашка» (1979) (175 kb) — июнь 2002
«Отпуск по ранению» (1980) (152 kb) — июнь 2002
«Встречи на Сретенке» (1983) (191 kb) — июнь 2002
«Искупить кровью» (1991) (83 kb) — июнь 2004 — прислала Светлана Пелешевская
«Житье-бытье» — июнь 2005

С сайта отряда «Дозор»:

Очерк В. Кондратьева «Парадоксы фронтовой ностальгии» в «Литературной газете» 1990, 9 мая
Очерк В. Кондратьева «Цена жестокости» в журнале «Спутник» 1990, № 8
Вячеслав Кондратьев. Предисловие к книге Ю. С. Белаша «Окопные стихи»
Стихотворения В. Кондратьева «Деревни русские. »
«ДОРОГИ» «»СМЕРТНЫЙ» МЕДАЛЬОН»
Вячеслав Кондратьев. «Разум против безумия» статья в журнале «Дружба народов» (№ 4 за 1993 год).
Статья О. и А. Лишиных из московского военно-поискового отряда «Дозор» «Заповедная роща Вячеслава Кондратьева» в «Ржевской правде» от 18 июля 1995 года
Григорий Свирский — «Последний выстрел Вячеслава Кондратьева»

Кондратьев Вячеслав Леонидович

В. Л. Кондратьев был призван в ряды Красной Армии в 1939 г. с первого курса Московского архитектурного института, а в декабре 1941 г. направлен на фронт. В составе 132 бригады принимал участие в тяжелейших боях подо Ржевом, был ранен и направлен в тыл для лечения. Позже было еще одно, более тяжелое ранение, после которого Кондратьева комиссовали с инвалидностью. После войны он оканчивает в 1958 г. Московский полиграфический институт и работает по специальности – художником-графиком. Что же заставило Кондратьева встать на путь писателя? Ответ мы находим в заметках Вячеслава Леонидовича об истории создания повести «Сашка»: «Я стал жить какой-то странной, двойной жизнью: одной – в реальности, другой – в прошлом, в войне. В общем, схватила меня война за горло и не отпускала. И наступил момент, когда я уже не мог не начать писать». Он определил свое творческое кредо так: рассказать ту правду о войне, которая еще не написана. Его произведения автобиографичны, в них рассказано о «боях местного значения» подо Ржевом, участником которых был сам В. Кондратьев. «Любая война начинается с дороги» – с дороги на войну (повесть «Селижаровский тракт»). И она становится первым серьезным испытанием для бойцов. Сначала они проявляют героизм в душной и тесной теплушке эшелона, обстреливаемого с воздуха, наблюдая за идущими навстречу нескончаемыми эшелонами с ранеными. Потом начинается другая дорога, требующая еще большего мужества. Три дня и три ночи без сна, при нехватке еды и тепла нужно «переть пехом, спотыкаясь и скользя», неся на своих плечах все оружие и «нехитрое хозяйство», изнемогая от усталости, едва переставляя стертые в кровь ноги, стараясь не поддаться единственному неимоверному желанию – «броситься на снег и лежать, лежать…» Но бойцов ждет ненасытный фронт, и они идут, «как по кладбищу пехают». «И вьется Селижаровский тракт на Ржев вдоль Волги, за которой грохочет война». Люди еще только слышат звуки боя и видят на горизонте фронтовое зловещее зарево, но уже совершают подвиг преодоления «войны тоски запредельной», чтобы завтра пойти «отдавать самое дорогое, что имеют, – свои жизни, отдавать за Родину, за Россию».

Кондратьев описывает лишенную романтизма войну как тяжелую кровавую работу. Каждый из бойцов понимает, ради чего он идет под пули. Сашку, связного командира Шергина из повести «Селижаровский тракт», ждет Зина из санроты («Буду ждать тебя, родненький»), а 28-летнего Шувалова – невеста Катенька. Пожилой рядовой «из старорежимных» (повесть «Искупить кровью») беседует с особистом и признается, что «за Россею-матушку» воюет, она ему Родина родная, а не Советский Союз. Старшой Пригожин, ротный, старается уберечь бойцов от гибели, ощущая личную ответственность за жизнь каждого, их судьбу. Но на войне страшно: и сердце сжимается, и сосет под ложечкой. И об этом без стеснения говорят солдаты и командиры. И этот страх, обжигающий ледяным потом, заставляющий дрожать пальцы, скручивающие самокрутку, даже у политрука, тоже нужно преодолеть.

В двух упомянутых повестях Кондратьева трудно выделить одного-двух главных героев. Прописаны разные типы людей, оказавшихся на войне в ситуации нравственного выбора: попытаться сбежать с передовой при первой же возможности, уцелеть под пулями, прикрыв себя бойцами, не подчиниться необдуманному приказу, цена которому – жизни десятков бойцов, сломать себе ногу или прострелить руку, чтобы попасть не на линию боя, а в тыловой госпиталь, или остаться верным присяге, воинскому долгу? Перед таким выбором оказывались не только бойцы на Селижаровском тракте и Овсянниковом поле, но и каждый участник войны, весь народ. В повести «Сашка» – один главный герой, глазами которого читатель видит войну, мыслит и переживает вместе с ним. Эта книга, появившаяся в печати при поддержке К. Симонова, считается литературным открытием, а герой Сашка – главной удачей автора. «Сашку» трудно пересказать, не потеряв главного – характер, который трудно воссоздать вне повести. К. Симонов так определил ее содержание: «История человека, оказавшегося в самое трудное время в самом трудном месте и на самой трудной должности – солдатской».

Глубина и точность созданных Кондратьевым характеров не могут оставить равнодушным читателя. Каждый из героев его книг – это герой войны со своей личной историей, историей жизни-подвига одного человека ради Великой Победы целого народа. Когда испытываешь новое чувство – чувство победы, пусть пока небольшой, пусть в «бою местного значения», веришь, что «не зря все, не зря…»

В книгу вошли три повести В. Л. Кондратьева, написанные в разное время: «Сашка», «Селижаровский тракт» и «Искупить кровью».

«Хр-р-хр-р…» – глухо похрипывает передовая то спереди, то справа, и кроваво полыхает небо – жутковато, неотвратимо…

Неотвратимость этого надвигающегося на них неба ощущают все. Знают и то: дорога эта, может, последнее, что есть в их жизни. Знают, но стараются об этом не думать. Но все же со скрытой завистью поглядывают на тех, кто идет обратно, – для тех все позади. Их немного. Остальные остались там. Это тоже все понимают и потому идут молча, – только топот ног, бряцанье оружия и редкие команды: «Подтянуться! Отставить курение!»

Молчат и думают… О чем? О близкой смерти, которая зарницами подмаргивает им с горизонта? Наверное, нет. Большинство идет на войну в первый раз, не знают еще, что такое передовая. Некоторые даже плохо представляют, что такое пехота.

Они демонстративно не снимают с петлиц эмблемы своих прежних родов войск – тут и золотистые танки, и перекрещенные пушки, и молоточки инженерных, и замысловатая красивая эмблема ВОСО, и даже крылышки летчиков. Да, летчиков! Разумно ли это? Никто не знает. Только понимают: нужна пехота, много пехоты, очень много пехоты.

Командир первой роты старший лейтенант Кравцов знает, что значит это багряное небо впереди. В первый раз шел он туда взводным, сейчас идет ротным, в третий раз, ежели останется живым, пойдет, может, и комбатом, но это не радует, – он знает, что там.

Сейчас он думает о своей Дуське… Нередко грозил он ей наганом: «Здесь семь. Ежели что, – две твоих, чтоб наверняка…»

Но Дуську, видать, не особо пугали наганные пули… И знал Кравцов: шепчутся и шушукаются за его спиной боевые подруги.

Скучно было Дуське. Детей у них не было, всех делов – прибрать в комнатке, целый день одна. Вставая в четыре утра, чтоб писать конспекты к занятиям, в шесть был уже Кравцов в роте, а возвращался только после отбоя, измотанный, – не до любови.

Вот и бегала она одна то в киношку, то на танцы, а там кто-нибудь из сверхсрочников-старшин, а то из рядовых, кто побойчее, заболтают, зажмут где в укромном местечке…

А Кравцов был неказист, ростом маловат, нос кнопкой. Не нашла себе Дуська лучше – вот и вышла. Подружки-то ее – «хетагуровки» – повыскакивали все замуж, не оставаться же ей в девках.

Да, такая была жизнь… Армию Кравцов любил, хоть и доставалось ему все с трудом. Пожалуй, лучше всего было, когда служил сверхсрочную старшиной. А на курсах комсостава было тяжко, четыре класса – не академия. Но расти хотелось, не век же с четырьмя треугольниками ходить.

В тридцать девятом перевели его в полковую школу. Не раз приходилось краснеть, когда начальник школы, просматривая его конспекты, жирно и стыдно большим синим карандашом подчеркивал грамматические ошибки и заставлял переписывать.

Пополнение в тот год пришло диковинное – почти все студенты, даже два инженера были в его взводе. Ребята очень грамотные, но в субординации не смыслящие, потому и гоготали при каждом его очередном ляпсусе. А их бывало немало. То на химподготовке окись углерода назовет не ЦЕО, а просто СО, как в книжке напечатано, да обзовет еще эту СО «секретным газом», получается который, когда бабка печь раньше времени закроет; то на занятиях по географии нашей Родины за тундрой пойдет у него «полундра»… Веселились на славу.

95 лет со дня рождения В. Кондратьева

пули, что были в нас посланы.

Были мы в юности ранними,

стали от этого поздними.

Иду туда – в изломанную рощу,

Рубеж исходный для атак,

Где быть убитым было проще,

Чем как-то раздобыть табак.

Вячеслав Леонидович Кондратьев родился 30 октября 1920 года в Полтаве. Детство и юность провел в Москве.

С первого курса института в 1939 году был призван в армию. Служил в железнодорожных войсках на Дальнем Востоке. В декабре 1941 года ушел на фронт. В 1942 году воевал под Ржевом в составе стрелковой бригады. Был тяжело ранен, награжден медалью «За отвагу». После отпуска по ранению служил в железнодорожных войсках, был снова тяжело ранен, пробыл полгода в госпитале. В марте 1944 г. уволен из армии как инвалид войны. После войны учился в Московском полиграфическом институте, работал художником-графиком.

Тягу к литературному творчеству испытывал с юных лет, но первые серьезные, хотя еще «домашние», без расчета на публикацию, опыты были рождены стремлением рассказать о пережитом на фронте, о своей войне. «О своей войне, – писал он, – рассказать могу только я сам. И я должен рассказать. Не расскажукакая-то страничка останется нераскрытой».

В 1970-е годы это стало главным делом его жизни, но написанные в ту пору повести и рассказы о пехоте, надолго застрявшей в непросыхающей ржевской топи, полегшей там без счета в не приносивших успеха кровопролитных «боях местного значения» (так это называлось в сводках Совинформбюро), никак не могли пробиться в печать. «Окопная правда», которой был верен Кондратьев, тогда была под постоянным обстрелом официозной критики.

Герой этой повести – главная удача автора. Созданный им образ молодого человека из народной гущи, воплотившего лучшие черты своего поколения, который нес в себе и глубину, и сложность и значительность, был подлинным открытием Кондратьева. Пытливый ум и простодушие Сашки, его жизнестойкость и деятельная доброта, скромность и чувство собственного достоинства, его отношение к пленному немцу, в котором он видит не врага, а человека, были чертами, если воспользоваться формулой Достоевского, современного «положительно прекрасного типа». По точному замечанию Симонова, «история Сашки – это история человека, оказавшегося в самом трудном месте и на самой трудной должности – солдатской».

В 1979-80 гг. были опубликованы повести «Борькины пути-дороги», «День победы в Чернове», «Отпуск по ранению», «Дорога в Бородухино», рассказы «На станции Свободной», «На сто пятом километре», «Овсянниковский овраг», «На поле овсянниковском», «Привет с фронта», в 1981-83 повести «Селижаровский тракт», «Житье-бытье», «Встречи на Сретенке», рассказы «Знаменательная дата», «Мы подвигов, увы, не совершали», «Лихоборы», в 1984-1985 рассказы «Асин капитан», «Женька», «Поездка в Демяхи», «Не самый страшный день», «Гошка, бывший разведчик», в 1988 повесть «Что было…», роман «Красные ворота».

Все произведения Кондратьева в той или иной степени автобиографичны. Его повести «Отпуск по ранению», «Встречи на Сретенке» и роман «Красные ворота» объединены общим героем – лейтенантом Володькой. В первой из них он после короткой передышки в Москве возвращается воевать под Ржев. Вторая повесть и роман – книги о возвращении героя с войны, о трудностях вхождения в будничную мирную жизнь.

Свои повести и рассказы Вячеслав Кондратьев писал о главном в жизни своего поколения, о тех, кто воевал и погибал подо Ржевом, пусть и не получившим официального статуса города-героя, но оставшимся в памяти всех, кто там воевал, одной из самых героических и трагических страниц Великой Отечественной войны. Его проза, его «ржевский роман», по определению В.Астафьева, стала погружением в прошлое, переживанием заново «своей войны».


Статьи по теме