Снежная Королева Рассказ Андерсена

Уважаемый гость, на данной странице Вам доступен материал по теме: Снежная Королева Рассказ Андерсена. Скачивание возможно на компьютер и телефон через торрент, а также сервер загрузок по ссылке ниже. Рекомендуем также другие статьи из категории «Сборники».

Снежная Королева Рассказ Андерсена.rar
Закачек 3099
Средняя скорость 8661 Kb/s

Снежная Королева Рассказ Андерсена

Зеркало и его осколки

Ну, начнём! Дойдя до конца нашей истории, мы будем знать больше, чем теперь. Так вот, жил-был тролль, злющий-презлющий; то был сам дьявол. Раз он был в особенно хорошем расположении духа: он смастерил такое зеркало, в котором все доброе и прекрасное уменьшалось донельзя, всё же негодное и безобразное, напротив, выступало ещё ярче, казалось ещё хуже. Прелестнейшие ландшафты выглядели в нём варёным шпинатом, а лучшие из людей – уродами, или казалось, что они стоят кверху ногами, а животов у них вовсе нет! Лица искажались до того, что нельзя было и узнать их; случись же у кого на лице веснушка или родинка, она расплывалась во всё лицо.

Дьявола всё это ужасно потешало. Добрая, благочестивая человеческая мысль отражалась в зеркале невообразимой гримасой, так что тролль не мог не хохотать, радуясь своей выдумке. Все ученики тролля – у него была своя школа – рассказывали о зеркале, как о каком-то чуде.

– Теперь только, – говорили они, – можно увидеть весь мир и людей в их настоящем свете!

И вот они бегали с зеркалом повсюду; скоро не осталось ни одной страны, ни одного человека, которые бы не отразились в нём в искажённом виде. Напоследок захотелось им добраться и до неба, чтобы посмеяться над ангелами и самим творцом. Чем выше поднимались они, тем сильнее кривлялось и корчилось зеркало от гримас; они еле-еле удерживали его в руках. Но вот они поднялись ещё, и вдруг зеркало так перекосило, что оно вырвалось у них из рук, полетело на землю и разбилось вдребезги. Миллионы, биллионы его осколков наделали, однако, ещё больше бед, чем самое зеркало. Некоторые из них были не больше песчинки, разлетелись по белу свету, попадали, случалось, людям в глаза и так там и оставались. Человек же с таким осколком в глазу начинал видеть все навыворот или замечать в каждой вещи одни лишь дурные стороны, – ведь каждый осколок сохранял свойство, которым отличалось самое зеркало.

Некоторым людям осколки попадали прямо в сердце, и это было хуже всего: сердце превращалось в кусок льда. Были между этими осколками и большие, такие, что их можно было вставить в оконные рамы, но уж в эти окна не стоило смотреть на своих добрых друзей. Наконец, были и такие осколки, которые пошли на очки, только беда была, если люди надевали их с целью смотреть на вещи и судить о них вернее! А злой тролль хохотал до колик, так приятно щекотал его успех этой выдумки.

Но по свету летало ещё много осколков зеркала. Послушаем же про них.

Мальчик и девочка

В большом городе, где столько домов и людей, что не всем и каждому удаётся отгородить себе хоть маленькое местечко для садика, и где поэтому большинству жителей приходится довольствоваться комнатными цветами в горшках, жили двое бедных детей, но у них был садик побольше цветочного горшка. Они не были в родстве, но любили друг друга, как брат и сестра. Родители их жили в мансардах смежных домов. Кровли домов почти сходились, а под выступами кровель шло по водосточному жёлобу, приходившемуся как раз под окошком каждой мансарды. Стоило, таким образом, шагнуть из какого-нибудь окошка на жёлоб, и можно было очутиться у окна соседей.

У родителей было по большому деревянному ящику; в них росли коренья и небольшие кусты роз – в каждом по одному, – осыпанные чудными цветами. Родителям пришло вголову поставить эти ящики на дно желобов; таким образом, от одного окна к другому тянулись словно две цветочные грядки. Горох спускался из ящиков зелёными гирляндами, розовые кусты заглядывали в окна и сплетались ветвями; образовалось нечто вроде триумфальных ворот из зелени и цветов. Так как ящики были очень высоки и дети твёрдо знали, что им нельзя карабкаться на них, то родители часто позволяли мальчику с девочкой ходить друг к другу по крыше в гости и сидеть на скамеечке под розами. И что за весёлые игры устраивали они тут!

Зимою это удовольствие прекращалось, окна зачастую покрывались ледяными узорами. Но дети нагревали на печке медные монеты и прикладывали их к замёрзшим стёклам – сейчас же оттаивало чудесное кругленькое отверстие, а в него выглядывал весёлый, ласковый глазок, – это смотрели, каждый из своего окна, мальчик и девочка, Кай и

Герда. Летом они одним прыжком могли очутиться в гостях друг у друга, а зимою надо было сначала спуститься на много-много ступеней вниз, а затем подняться на столько же вверх. На дворе перепархивал снежок.

– Это роятся белые пчёлки! – говорила старушка бабушка.

– А у них тоже есть королева? – спрашивал мальчик; он знал, что у настоящих пчёл есть такая.

– Есть! – отвечала бабушка. – Снежинки окружают её густым роем, но она больше их всех и никогда не остаётся на земле – вечно носится на чёрном облаке. Часто по ночам пролетает она по городским улицам и заглядывает в окошки; вот оттого – то они и покрываются ледяными узорами, словно цветами!

– Видели, видели! – говорили дети и верили, что все это сущая правда.

– А Снежная королева не может войти сюда? – спросила раз девочка.

– Пусть-ка попробует! – сказал мальчик. – Я посажу её на тёплую печку, вот она ирастает!

Но бабушка погладила его по головке и завела разговор о другом.

Вечером, когда Кай был уже дома и почти совсем разделся, собираясь лечь спать, он вскарабкался на стул у окна и поглядел в маленький оттаявший на оконном стекле кружочек. За окном порхали снежинки; одна из них, побольше, упала на крайцветочного ящика и начала расти, расти, пока наконец не превратилась в женщину, укутанную в тончайший белый тюль, сотканный, казалось, из миллионов снежных звёздочек. Она была так прелестна, так нежна, вся из ослепительно белого льда и всё же живая! Глаза её сверкали, как звёзды, но в них не было ни теплоты, ни кротости. Она кивнула мальчику и поманила его рукой. Мальчуган испугался и спрыгнул со стула; мимо окна промелькнуло что-то похожее на большую птицу.

На другой день был славный морозец, но затем сделалась оттепель, а там пришла и весна. Солнышко светило, цветочные ящики опять были все в зелени, ласточки вили под крышей гнезда, окна растворили, и детям опять можно было сидеть в своём маленьком садике на крыше.

Розы цвели все лето восхитительно. Девочка выучила псалом, в котором тоже говорилось о розах; девочка пела его мальчику, думая при этом о своих розах, и он подпевал ей:

Розы цветут… Красота, красота!

Скоро узрим мы младенца Христа.

Дети пели, взявшись за руки, целовали розы, смотрели па ясное солнышко и разговаривали с ним, – им чудилось, что с него глядел на них сам младенец Христос.

Что за чудное было лето, и как хорошо было под кустами благоухающих роз, которые, казалось, должны были цвести вечно!

Кай и Герда сидели и рассматривали книжку с картинками – зверями и птицами; на больших башенных часах пробило пять.

– Ай! – вскрикнул вдруг мальчик. – Мне кольнуло прямо в сердце, и что – то попало в глаз!

Девочка обвила ручонкой его шею, он мигал, но в глазу ничего как будто не было.

– Должно быть, выскочило! – сказал он.

Но в том-то и дело, что нет. В сердце и в глаз ему попали два осколка дьявольского зеркала, в котором, как мы, конечно, помним, все великое и доброе казалось ничтожным и гадким, а злое и дурное отражалось ещё ярче, дурные стороны каждой вещи выступали ещё резче. Бедняжка Кай! Теперь сердце его должно было превратиться в кусок льда! Боль в глазу и в сердце уже прошла, но самые осколки в них остались.

Снежная королева (датск. Sneedronningen) — сказка Ганса Христиана Андерсена в семи главах («рассказах»).

Рассказ первый. Зеркало и его осколки

«Жил-был тролль, злющий-презлющий; то был сам дьявол…» Злобный тролль изготавливает зеркало, в котором все доброе кажется злым, а злое — только ярче бросается в глаза. Однажды ученики тролля взяли это зеркало, и бегали с ним повсюду, ради потехи наводя его на людей, а напоследок решили добраться и до неба, «чтобы посмеяться над ангелами и самим Творцом». Но зеркало, вырвавшись у них из рук, падает на землю и разлетается на тысячи осколков. «Некоторым людям осколки попадали прямо в сердце, и это было хуже всего: сердце превращалось в кусок льда…»

Рассказ второй. Мальчик и девочка

Кай и Герда, мальчик и девочка из бедных семей — не родственники, но любят друг друга, как брат и сестра. У них есть свой садик под крышей, где они разводят розы. Зимой в садике, правда, не поиграешь, поэтому они ходят друг к другу в гости; однажды, сидя у окна и любуясь падающим снегом, Кай спрашивает у бабушки: снежинки — словно белые пчелки, а есть ли у них своя царица, как у обычных пчел? Да, отвечает бабушка, это Снежная королева; она летает над городами на черном облаке, от ее взгляда леденеют окна. Проходит некоторое время, наступает лето; Кай с Гердой сидят в своем садике среди роз — и тут в глаз ему попадает осколок дьявольского зеркала. Сердце его становится черствым, «ледяным»: он смеется над бабушкой, издевается над Гердой, красота цветов его больше не трогает, но он восхищается снежинками с их математически идеальными формами («ни единой неправильной линии!»). Однажды он идет кататься на санках и из баловства привязывает свои, детские, к роскошно украшенным «взрослым» саням; неожиданно они разгоняются — быстрее, чем он мог себе представить, — взмывают в воздух и мчатся прочь: его забрала с собой та самая Снежная королева.

Рассказ третий. Цветник женщины, умевшей колдовать

Герда отправляется на поиски Кая. В своих странствиях она встречает чародейку, которая впускает ее к себе переночевать и в итоге решает оставить девочку у себя и сделать ее своей приемной дочерью; она наводит на нее чары, из-за которых Герда забывает о своем названом брате, и волшебством прячет под землю все розы у себя в саду, чтобы они ненароком не напомнили малышке об их с Каем садике на крыше. Но со шляпы своей убрать розы она забывает; однажды шляпа эта попадается Герде на глаза, та вспоминает все и начинает плакать. Там, куда стекают ее слезы, расцветают спрятанные волшебницей розы; Герда расспрашивает их — может, Кай уже мертв и они видели его под землей? — но, получив отрицательный ответ, понимает, что его еще можно спасти, и пускается в путь.

Рассказ четвертый. Принц и принцесса

Покинув сад волшебницы, где царит вечное лето, Герда видит, что на самом деле уже давно настала осень, и решает поторопиться. В пути она встречает ученого ворона, который живет со своей «невестой» при дворе здешнего короля; из разговора с ним она делает вывод, что жених королевской дочери, принцессы, явившийся из неведомых краев — это Кай, и уговаривает ворона отвести ее во дворец посмотреть на него. Становится ясно, что она ошиблась; но принцесса и ее жених, выслушав рассказ Герды о ее злоключениях, жалеют ее и дарят девочке «башмаки, и муфту, и чудесное платье» и золотую карету, чтобы она побыстрее нашла Кая.

Рассказ пятый. Маленькая разбойница

В дороге на путешественников нападают разбойники: убивают слуг и кучера, забирают себе карету, лошадей и дорогие одежды Герды. Сама же Герда достается «в товарки» Маленькой разбойнице, дочке предводительницы местной шайки — невоспитанной, жадной, упрямой, но по сути — одинокой. Разбойница устраивает ее в своем «зверинце»; девочка рассказывает «хозяйке» свою историю, та проникается и знакомит ее с Северным оленем, гордостью «зверинца». Олень рассказывает Герде о своей далекой родине, где правит Снежная королева; Герда догадывается, что именно Снежная королева держит Кая у себя, и, с разрешения Разбойницы, пускается в путь на Северном олене.

Рассказ шестой. Лапландка и финка

В пути Герда с Оленем ночуют у гостеприимной лапландки, которая, выслушав их историю, советует путешественникам побывать у ведуньи-финки. Олень, последовав ее словам, едет с Гердой к финке и просит у нее для девочки «питья, которое бы дало ей силу двенадцати богатырей». В ответ финка говорит, что Герде такое питье и не потребуется: «сила — в ее милом, невинном детском сердечке». Простившись с чародейкой, Герда с оленем доезжают до царства Снежной королевы; там они расстаются — дальше девочка должна идти сама.

Рассказ седьмой. Что происходило в чертогах Снежной королевы и что случилось потом

Несмотря на все препятствия, Герда добирается до дворца Снежной королевы и застает Кая в одиночестве: он пытается сложить из осколков льда слово «вечность» — такое задание предложила ему перед уходом королева (по ее словам, если он сумеет это сделать, он будет «сам себе господин», и она «подарит ему весь свет и пару новых коньков»). Сперва он не может понять, кто она такая; но потом Герда поет ему их любимый псалом («Розы цветут… Красота, красота! Скоро узрим мы младенца Христа»), Кай вспоминает ее, и льдинки «от радости» сами собой складываются в нужное слово. Теперь Кай — сам себе хозяин; названые брат с сестрой возвращаются домой, и выясняется, что они — уже взрослые.

В советских изданиях

Не приводился псалом, который поют Кай и Герда, отсутствовало упоминание о молитве Господней, благодаря которой Герда сумела утихомирить ледяные ветры, охранявшие дворец Снежной королевы, и добраться до Кая.

Параллели в народных сказках

В скандинавском фольклоре встречаются упоминания о Ледяной деве, воплощении зимы и смерти (позднее этот образ разрабатывался многими детскими писателями, в частности, Туве Янссон в «Волшебной зиме»). Рассказывают [1] , будто последними словами отца Андерсена были: «Вот идет Ледяная Дева и она пришла ко мне». Аналогичные персонажи известны многим народам — в Японии это Юки-онна, в русской традиции, возможно — Мара-Морена. Интересно, что у самого Андерсена есть еще и сказка «Дева льдов».


Статьи по теме