Сочинение Тема Дороги в Русской Литературе

Уважаемый гость, на данной странице Вам доступен материал по теме: Сочинение Тема Дороги в Русской Литературе. Скачивание возможно на компьютер и телефон через торрент, а также сервер загрузок по ссылке ниже. Рекомендуем также другие статьи из категории «Рефераты».

Сочинение Тема Дороги в Русской Литературе.rar
Закачек 1380
Средняя скорость 5284 Kb/s

Сочинение Тема Дороги в Русской Литературе

Образ дороги (пути) можно назвать архетипом: он присутствует в культуре различных эпох. В русской литературе мотив пути звучал еще в древнерусских произведениях: в поход «на землю половецкую», желая отомстить кочевникам за обиды, нанесённые русскому народу, отправился князь новгород-северский Игорь Святославович; в путь на битву с ханом Мамаем вел войско князь Московский Дмитрий Иванович («Задонщина»); тверской купец описал свое путешествие в «Хождении за три моря».

Позже мы увидим этот мотив в знаменитом «Путешествии из Петербурга в Москву» А.Н. Радищева.

Тема дороги звучит и в комедии А.С.Грибоедова «Горе от ума» (Чацкий приезжает в фамусовскую Москву в начале произведения и уезжает из нее в конце; мы видим неприкаянного героя в поиске, в пути), в «Герое нашего времени» М.Ю.Лермонтова тема путешествия в фабуле романа отражает одиночество и потерянность главного героя — Печорина.

Но ведь слова «дорога», «путь» многозначны: они могут обозначать не только отрезок пространства между какими-либо пунктами, но и этапы жизни как отдельного человека, так и целой нации. И в этом смысле мы можем говорить о жизненном пути героя, историческом пути народа. Коротким оказался он для героини пьесы А.Н. Островского «Гроза»: от счастливого детства («я жила — ни об чем не тужила, точно птичка на воле») до преждевременной смерти, которую чистая и свободная Катерина предпочитает жизни в доме свекрови Кабанихи. В подобном ключе можно рассматривать и путь русского народа в Отечественной войне 1812 года (роман-эпопея «Война и мир»), когда разные слои населения от главнокомандующего Кутузова до «самого нужного человека» в партизанском отряде — Тихона Щербатого и «старостихи Василисы, побившей сотню французов», — сплотились в едином патриотическом порыве освобождения России от иноземных захватчиков.

А каким величественным представляется читателям поэмы «Мёртвые души» образ дороги, по которой, «что бойкая, необгонимая тройка», несётся Русь! Лирические отступления Гоголя полны размышлений об историческом пути России, о ее месте и значимости в целом мире.

О пути России и русского народа размышляет в ряде своих стихотворений и Александр Блок, поэт, оказавшийся на перепутье двух веков – ХIХ и ХХ. Особенно глубоко и необычно данная тема раскрывается в стихотворениях «Русь», «Россия» и в цикле «На поле Куликовом». В стихотворении «Русь» перед читателем возникает образ загадочной, колдовской страны, «где все пути и перепутья живой клюкой измождены». Отечество в дороге, в вечном движении предстает и в стихотворении «Россия», начинающемся со слов:

…И вязнут спицы росписные (орфография Блока)
В расхлябанные колеи…

В стихотворении «Россия» этот образ наделен целым рядом смыслов: «невозможное возможно, дорога долгая легка», и Россия, с лесом и полем, в «плате узорном до бровей», подарит уставшему путнику «мгновенный взор из-под платка». И, наконец, как олицетворение вершины неистового движения блоковской России представляется метафорический образ «степной кобылицы», летящей «сквозь кровь и пыль» вперед, в непокой, потому что «покой нам только снится», а ждет русских «вечный бой».

Итак, образ дороги в отечественной литературе многогранен и глубок. Среди произведений русских писателей можно найти самые разные его аспекты: путь как личная судьба человека, путь как дорога души к Богу и гармонии и, наконец, путь как судьба России и движение в истории целого народа. Последнее осмысление образа дороги производит особенное впечатление на любого русского человека, находя в его душе чистый, патриотический отклик.

В русской литературе тема путешествия, тема дороги встречается очень часто. Можно назвать такие произведения, как “Мертвые души” Гоголя или “Герой нашего времени” Лермонтова. Этот мотив часто использовался как сюжетообразующий. Однако иногда он сам по себе является одной из центральных тем, целью которой является описание жизни России в определенный период времени. Ярким примером этого является поэма “Мертвые души” Николая Васильевича Гоголя. В этом произведении для Гоголя одной из главных задач было как можно более полное изображение жизни России. Учитывая, какой громадный пласт общества показан Гоголем в первом томе, притом что, по его замыслу, томов должно было быть три, Гоголь действительно был близок к тому, чтобы выполнить свое намерение и показать всю жизнь России в полном объеме.

Главное внимание автор сконцентрировал на изображении дворянской жизни. Причем в соответствии с замыслом автора в первом томе должны были быть показаны все самые худшие стороны дворянской жизни, изображена жизнь губернского города NN и такие колоритные фигуры помещиков, как Манилов, Коробочка, Ноздрев, Собакевич и Плюшкин. Вообще в “Мертвых душах” Гоголь использует сюжетную схему “плутовского романа”, возникшего в Западной Европе в эпоху Возрождения. Сюжетная схема эта образовывается при помощи путешествия главного героя — плута, во время которого раскрываются грешки обывателей.

Использовав эту схему, Гоголь наполнил ее новым смыслом.Поэма начинается с описания губернского города. Надо отметить, что в задачу Гоголя входило изображение всей губернской России на примере отдельно взятого города. Поэтому автор постоянно упоминает о типичности этого города и его жизни. Рассказ о городе начинается с описания гостиницы, в которую въехал Чичиков. Номер, где он поселился, был “известного рода, ибо гостиница была тоже известного рода, то есть именно такая, как бывают гостиницы в губернских городах, где за два рубля в сутки проезжающие получают покойную комнату с тараканами, выглядывающими, как чернослив, из всех углов, и дверью в соседнее помещение, всегда заставленную комодом, где устраивается сосед, молчаливый и спокойный человек, но чрезвычайно любопытный, интересующийся знать о всех подробностях проезжающего”.

Далее следует описание самого города, который “никак не уступал другим губернским городам: сильно била в глаза желтая краска на каменных домах и скромно темнела серая на деревянных. Дома были в один, два и полтора этажа, с вечным мезонином, очень красивым, по мнению губернских архитекторов”. Затем Гоголь, с присущим ему юмором, описывает множество других деталей, присущих губернскому городу. Вслед за этим Гоголь описывает сильных города, которые образуют иерархическую лестницу, в начале которой стоит губернатор, который был “подобно Чичикову ни толст, ни тонок собой”.

Такая параллель с Чичиковым выглядит не очень лестно для главы города. Затем Гоголь перечисляет всех отцов города: вице-губернатор, прокурор, председатель палаты, полицмейстер и т. д. Их было так много, что было “несколько трудно упомнить всех сильных мира сего”.Наиболее полно городское общество показано на балу у губернатора. Здесь представлены все слои дворянского общества.

Однако основные два, по мнению Гоголя, — “тонкие” и “толстые или такие же, как Чичиков, то есть не так чтобы слишком толстые, однако ж и не тонкие”. Причем “толстые умеют лучше на этом свете обделывать дела свои, нежели тоненькие”. И то, что объемы тела показаны автором как основной критерий благополучия, делает образ дворянства приземленным. Особенно это впечатление усиливается после описания Гоголем разговоров “толстых” о лошадином заводе, о хороших собаках, “касательно следствия, произведенного казенной палатой”, “о бильярдной игре”. Однако были и разговоры о добродетели, что говорит скорее о лицемерии общества, учитывая особенно то, что лучше всего о добродетели говорит Чичиков, “даже со слезами на глазах”.

Автор: Раиса Фёдоровна | 08 Июл 2010


Тема дороги в русской литературе обширна, многогранна и глубока.
Мотив дороги отчетливо прослеживается в творчестве А.С.Пушкина. И это не случайно. По воле судьбы, в силу того, что поэт всегда любил свободу и никогда не изменял этому чувству, ему приходилось пребывать «по милости» царя в разъездах как по средней России, так и по Кавказу в разное время года.
Стихотворение «Бесы», написанное в знаменитую Болдинскую осень, относится к числу тех, когда поэт переживал сложное внутреннее состояние. Дела вынуждают поэта уехать из столицы и расстаться на время с юной, горячо любимой красавицей – невестой.

Мчатся тучи, вьются тучи:
Невидимкою луна
Освещает снег летучий;
Мутно небо, ночь мутна.

Путники в дороге, но дороге опасной, потому что «мутно небо», «ночь мутна». Тревога и даже отчаяние от сознания того, что они одни в поле средь «неведомых равнин»:

Еду, еду в чистом поле;
Колокольчик дин – дин – дин…
Страшно, страшно поневоле
Средь неведомых равнин.

И вот уже возникает фантастическая, по-настоящему бесовская картина, наполненная образами из народной мифологии, которую А.С.Пушкин, воспитанный няней – сказительницей, хорошо знал:

В поле бес нас водит, видно,
Да кружит по сторонам

Посмотри: вон, вон играет,
Дует, плюет на меня;
Вон – теперь в овраг толкает
Одичалого коня.

И вот уже «бесконечны, безобразны, закружились бесы разны». Остановились измученные лошади, отчаялся найти дорогу ямщик. Чем закончится метельная зимняя дорога в ночи? Неизвестно. А пока в сознании лирического героя этот хаос вьюги, снежной бури с ее бесами, ведьмами, хаос сплошной нечистой силы торжествует, надрывая сердце поэта от предчувствия, какого-то тревожного, неясного пока для него.
Так дорожное путешествие помогло нам, читателям, осознать и глубже понять внутреннее состояние, душевную тревогу лирического героя – путника, жизнь которого была непредсказуема в своем исходе:

Предполагаем жить… И глядь – как раз – умрём.
На свете счастья нет…
И нет покоя…

Во многом повторил судьбу своего учителя, Пушкина, и Лермонтов. Та же судьба изгнанника у себя на родине, та же смерть на дуэли. Положение Лермонтова было особенно тяжелым и еще потому, что обстоятельства русской жизни тридцатых годов прошлого века обрекали его на одиночество.
Стихотворение «Тучи» М.Лермонтова не проникнуто настроением отчаянности и страха. Ведущий мотив – мотив грусти и одиночества, скитальческой тоски.
Написано это стихотворение в 1840 году, незадолго до отправки во вторую кавказскую ссылку. Как вспоминает один из друзей Лермонтова, на вечере в доме Карамзиных поэт, стоя у окна и глядя на тучи, которые, закрыв небо, медленно проплывали над Летним садом и Невой, написал экспромтом замечательную грустную элегию, первая строка которой звучала так:

Тучки небесные, вечные странники!
Степью лазурною, цепью жемчужною
Мчитесь вы, будто, как я же, изгнанники,
С милого севера в сторону южную.

Такова судьба тучек… Вечное странничество, вечная бесконечная дорога. Таков метафорический образ вечных странников, возникающий перед нами, олицетворяющий и судьбу поэта. Поэт задается вопросом, глядя на плывущие по небу тучи:

Кто же вас гонит: судьбы ли решение?
Зависть ли тайная? Злоба ль открытая.

Счастье этих «вечных странников» в том, что над ними не властны ни зависть, ни злоба, ни клевета. Им неведомы муки изгнания. Тучам просто наскучили «нивы бесплодные». Они свободны в своем передвижении с севера в сторону южную. Судьба же лирического героя иная: он изгнанник поневоле, его «гонит» с «милого севера», «судьбы решение», «зависть… тайная», «злоба… открытая», «друзей клевета ядовитая».
Однако, в главном лирический герой счастливее гордых и независимых туч: у него есть родина в отличие от вечной свободы без отечества, которой обладают тучи.
Так многозначность слова дорога помогла проследить нам в этом стихотворении этап жизненного пути и самого поэта.
Мотив дороги, но с философскими раздумьями, звучит и стихотворений М.Ю.Лермонтова «Выхожу один я на дорогу…» Написанное в 1841 году, оно словно подводит итог жизненной дороги, поэта, короткой, но яркой, как вспышка метеорита:

Выхожу один я на дорогу;
Сквозь туман кремнистый путь блестит;
Ночь тиха. Пустыня внемлет богу,
И звезда с звездою говорит.

Лирический герой один на один с бесконечной дорогой. Он ощущает себя частью мироздания. «Кремнистый путь» – это и конкретная кавказская дорога и символ жизненного пути:

В небесах торжественно и чудно!
Спит земля в сиянье голубом…

Мир вокруг героя прекрасен, торжественен, спокоен «в сиянье голубом». И это голубое сиянье отчетливо выявляет мрачное состояние души путника:

Что же мне так больно и так трудно?
Жду ль чего? Жалею ли о чем?

Но уже не ждет он ничего от жизни, не жаль путнику и «прошлого ничуть», потому что лирический герой одинок, он ищет теперь только:

…свободы и покоя!
Я б хотел забыться и уснуть!

Именно здесь, в величественном мироздании, где «звезда с звездою говорит», где «пустыня внемлет богу», поэт обретает душевное умиротворение, ему хочется «забыться и уснуть»:

Но не тем холодным сном могилы…
Я б желал навеки так заснуть …

А так, «чтоб в груди дремали жизни силы…»:

Чтоб всю ночь, весь день, мой слух лелея,
Про любовь мне сладкий голос пел,
Надо мной чтоб, вечно зеленея,
Темный дуб склонялся и шумел.

И философский смысл заключительного четверостишься в том, что вечный покой обретает смысл вечной жизни, а «кремнистый путь» приобретает черты пути бесконечного во времени и пространстве. Мотив одинокого странничества уступает место мотиву торжества вечной жизни и полного слияния с Божественным миром.
А вот у Н.А.Некрасова тема дороги прослеживается уже в названии – «Железная дорога». Стихотворение, созданное уже во второй половине XIX века, посвящено конкретному событию – открытию первой российской железной дороги между Санкт – Петербургом и Москвой. И основу сюжетной линии составляет конкретный факт – путешествие во времени и пространстве Вани (в кучерском армячке) и папаши (графа Петра Андреича Клейнмихеля).
Таким образом, слово дорога имеет в стихотворении свое конкретное значение. Но есть в нем и другой метафорический смысл.
Стихотворение открывается замечательной картиной «славной осени»:

Славная осень! Здоровый, ядреный
Воздух усталые силы бодрит;…

Нет безобразья в природе! И кочи,
И моховые болота, и пни – Все хорошо под сиянием лунным…

Но картине «славной осени» поэт противопоставляет социальную несправедливость общества, жестокость мира. И на это размышление о противопоставлении лирического героя наталкивает именно путешествие «по рельсам чугунным». Есть время думу подумать свою и увидеть за окном не только картину «славной осени», но и услышать голос автора, который не доверяет вести рассказ о строительстве дороги папаше.
А услышав рассказ автора, легко представить себе и «толпу мертвецов», которые:

…надрывались под зноем, под холодом,
С вечно согнутой спиной,
Жили в землянках, боролися с голодом,
Мерзли и мокли, болели цынгой.

Легко представить и изможденного лихорадкой больного белоруса, который:

Не разогнул свою спину горбатую
Он и теперь еще тупо молчит
И механически ржавой лопатою
Мерзлую землю долбит.

Представит Ваня, какой ценой, чьим трудом строилась эта «дорога века», кто «в страшной борьбе, к жизни воззвав эти дебри бесплодные гроб обрел здесь себе».
А читатель поймет, в чем заключается другой, метафористический смысл этого слова. Дорога – это и тяжкий отрезок жизненного пути, который прошли «массы народные», это символ народных страданий в настоящем и светлая мечта о счастливом будущем:

Да не робей за отчизну любезную…
Вынес достаточно русский народ,
Вынес и эту дорогу железную

Вынесет все – и широкую, ясную
Грудью дорогу проложит себе.

Все-таки верит поэт в будущее русского народа, в то, что путь этот будет светлым, просторным и радостным. Вот только сожалеет поэт о том, что:

…жить в эту пору прекрасную
Уж не придется – ни мне, ни тебе.


Статьи по теме